Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Новости

Встреча без телефонов, без галстуков.

ПЯТЬ ДНЕЙ НА БУКСИРЕ ИЛИ ПЯТЬДЕСЯТ ОТТЕНКОВ МОКРОЙ ТУНДРЫ

 

“Новые тропы открывают лишь те,

 кто не боится заблудиться”.

 Жан Ростан, Французский биолог и философ

 

Плато Маньпупунер знаменито своими каменными столбами-останцами, которые возвышаются посреди голой тундры почти на полсотни метров, и считается одним из семи чудес России. Находится оно на Северном Урале и добраться туда можно либо на вертолете, либо по таежно-тундровому бездорожью. Мы не бегаем трудностей и, конечно, выбрали второе. Двести километров на квадроцикле: свежий воздух, прекрасные пейзажи… Так думали мы, планируя эту поездку.  Мы – это Алексей Грачев и Виктор Ивашкин (ППР “Свердловский”), Александр Дроботун (П/ф “Иртышская”) и я, Ярослав Немировский (“ИЗА”).

 Начало нашей экспедиции выпало на 13 число, чему в начале мы не придали внимания (забыли болотные сапоги и вернулись что бы их забрать). Первый этап пути – почти семьсот километров от Екатеринбурга на Север. Ночуем на месте сгоревшего дотла несколько лет назад поселка Вижай. Теперь здесь организована база, где можно оставить под охраной машины. Тут мы разгружаем с Камаза 4 квадрика, навешиваем снаряжение и запасные канистры (300 литров) с топливом, подтягиваем все, что можно подтянуть и утром, гонимые облаком мошки, выдвигаемся в путь. Скоро небо заволакивает тучами и заряжает мелкий дождик. За день прошли километров семьдесят и стали лагерем сразу за перевалом Дятлова у живописного истока реки Ауспии. Рядом огромный лишь едва подтаявший в конце августа язык снега.

 Просыпаемся под шум примуса, это Виктор встал раньше всех и чайник уже закипает. Дождь продолжался всю ночь и вещи еще мокрее, чем с вечера. Приходится сушить сапоги, нахлобучивая их на выхлопную трубу. Завтракаем, собираем и упаковываем лагерь. По-прежнему накрапывает, а скоро все кругом накрывает еще и густой туман. “Дорога” или, как здесь говорят тропа, представляет собой либо болото в колеях, либо россыпь больших и острых камней курумника, но чаще – болото с курумником. Причем, вопреки законам физики трясина может быть и на склоне. Тропа постоянно либо круто карабкается в гору, либо спускается с нее под разными углами. Особенно неудобны боковые наклоны, когда тяжелая машина норовит перевернуться и приходиться вставать обеими ногами на одну подножку, чтобы удержать ее. На редких ровных участках пути отдыхаешь душой и телом.

 К обеду добрались до Стены. Так называется отвесный берег(60градусов) небольшой речушки, на который приходится “лебедиться” - взбираться с помощью лебедок. Это – рубеж и тяжелой технике дальше пути нет.  Мы по очереди поднимаем квадрики на Стену, одновременно страхуя их канатом, который мы привязали к бамперу, перекинули через дерево и тянем втроем вниз. Взобравшись на гору, обнаруживаем, что у одной машины пропорота шина и приходится тратить время, заделывая большой разрез.  Другой квадрик где-то потерял тяжелый фаркоп, но отыскать его сейчас будет трудно.  Едем дальше и к вечеру находим удобное место для стоянки на берегу реки Пуспия. Как мы узнали потом это место называется “Почта России” благодаря висящей на дереве канистре, где оставляют записки для передачи на “большую землю”. Сегодня прошли всего километров тридцать. Разводим большой костер, устраиваем помывку портативным душем, ужинаем консервами и укладываемся спать.

С утра облачно, но иногда проглядывает Солнце. Снова собираем лагерь и навьючиваем машины. Решили, что сегодня обязательно дойдем до Плато. Но ведь не говори “гоп” пока не перепрыгнешь! Едва начав карабкаться на другой берег реки по каменистой скользкой колее, чувствую сильный удар снизу: оторвало переднее правое колесо. Приходится лебедкой другой машины тянуть из грязи и заваливать на бок, пострадавший квадрик. Снимаем с других колес по одному из четырех винтов и крепим переднее колесо на трех. Час потеряли. Забравшись на перевал, останавливаемся у хлипкого сарайчика, крытого толем. Это – старая мансийская изба, в которой живет Олег. Кто он и как сюда попал, никто толком не знает, однако, все пользуются его гостеприимством. В Вижае нас попросили передать ему аккумулятор. Олег искренне рад подарку – месяц без света!  Говорит улыбаясь: “Тропа помогла!”

 Спешим дальше – осталось пройти “всего” с полсотни км. Погода разъяснилась совершенно, и вокруг встают величественные виды, пологие горы до горизонта всех оттенков синего. Некоторое время чуть впереди нас грациозно бежит красавец-северный олень с развесистыми рогами. Он оборачивается, нюхая воздух, и всматривается в нашу сторону, пока не скрывается за пригорком.  Через несколько часов добираемся до верховых болот. Эти последние пару десятков километров до Плато считаются самыми трудными даже в сухое лето, а сейчас из-за недели дождей путь здесь превратился в сплошное месиво.  Постоянно приходится останавливаться и проверять дорогу пешком, чтобы не “сесть” на машине. Начинает казаться, что эти болота бесконечны: за поворотом постоянно появляется еще более непроходимая трясина, за подъемом – еще более крутой и разбитый склон. И вот уже в самом конце болот, когда кажется труднее некуда, один из квадроциклов – самый тяжелый и мощный двухцилиндровый Арктик Кэт – безнадежно застревает и ломается. Дальше приходится тянуть его на прицепе. На первом же сухом пятачке проверяем, не залит ли вариатор и меняем свечи. Все без толку! Остаток пути гораздо проще, однако, последние пару километров снова плывем по подножки в грязи. Благо, сейчас под гору, а как обратно? Уже в сумерках добрались до Печоры – здесь она еще такая маленькая, что можно перешагнуть. Ставим на поляне палатку и натягиваем тент, что бы завтра приступить к ремонту. Наши соседи – группа пеших туристов, которые дошли сюда за неделю. От их костра долетает смех и гитарные аккорды: “Ой-ей, никто не услышит!” Да, эти пройдут по любой дороге! Снова начинается дождь и, наскоро поужинав, мы ныряем в мокрые спальные мешки, немного завидуя соседям -пешеходам.

Утром дождь продолжается и все вокруг окутано туманом, однако же, по программе у нас сегодня подъем на Плато. Из сухого у нас только то, в чем спали. Быстро пьем чай и собираем небольшой рюкзак с бутылкой коньяка, куском колбасы и вымпелом компании. Подъем на Пупы, как здесь называют Плато, – это девять километров в гору по лесу, который переходит в лесотундру, а потом деревья и вовсе тут же уступают место голой тундре. Высота почти километр над уровнем моря. Наверху нас встречает штормовой ветер, а видимость – несколько десятков метров. Идем в тумане наугад и набредаем на старый след от вездехода. Следуем по нему и через некоторое время, когда мы уже думаем, что ошиблись, в тумане появляются очертания громадной скалы. Дошли-таки!

По ощущениям температура чуть выше ноля, а на ветру можно лежать. Практически наощупь обошли все семь “болванов”. Достали из рюкзака вымпел компании для фотосессии и, вдруг, видим, как стопка пластиковых стаканчиков, приготовленных для торжества, стремительно улетает в туман. После эмоционального выяснения кто виноват (к счастью, не я, так как рюкзак был у меня на спине), в шутку просим мансийских богов вернуть нам стаканы.  Когда через пару минуту… стопки вылетели назад из тумана, мы бросились их ловить раньше, чем поверили своим глазам.

Жаль, что не удалось увидеть всю красоту панорамы плато Маньпупунер! Но и в такие “минуты роковые” здесь бывали немногие. Теперь мы по праву можем называть себя “опупевшие”.

Если поднимались мы часа полтора, то спуск проходит гораздо веселее. Весь остаток дня посвящаем ремонту, а точнее, глубокомысленному развинчиванию и свинчиванию различных агрегатов. Похоже, что вышло из строя сцепление, а специального ключа у нас нет. Под вечер на стоянку приехала еще одна группа на квадриках. С удивлением замечаем, что среди водителей есть и симпатичная молодая женщина. Новые соседи не чурались комфорта и тут же поставили у реки мобильную баню с печкой каменкой, откуда вскоре раздались шлепки веников и бравые покрики “Поддай-ка”! Поев консервов, допив коньяк и натянув на себя все свитера, лезем в сырые спальники, немного завидуя соседям-сибаритам.

Дорога домой могла быть короче

Всю ночь шумел ветер, а с утра снова дождь. Уже без содрогания надеваю мокрый комбинезон: через несколько минут сырости не чувствуется. Единственная сложность – это натянуть мокрые резиновые сапоги с утра и стянуть их вечером. Однажды в минуту слабости я чуть было не решил спать обутым. С другой стороны, у дождя есть одно неоспоримое преимущество – в дождь не летает мошка. 

Решаем тянуть сломанный квадроцикл цугом или, как говорят, гусем. Первые километры морально оказались самыми тяжёлыми: никак не можем взять нужный темп, канат постоянно рвется и наматывается на колеса, за ночь грязь от дождя стала “еще грязнее”, а дорогу несколько раз перегораживают упавшие от ветра деревья. На резких поворотах “тянуемый” постоянно норовит перевернуться или врезаться в дерево. Однако же постепенно находим нужный темп, выбираемся из леса в тундру и убеждаемся, что  в принципе так ехать можно.

По дороге идет цепочка свежих следов медведицы с медвежонком. Говорят, что в это время года, когда детеныши подросли, а жир за лето нагулян, медведи уже не агрессивны, а просто любопытны. И все же...

Скоро снова начинается верховое болото. Все познается в сравнении и только теперь становится понятно, что наши трудности были еще цветочками. Трясины и холмы, которые сложно было брать в одиночку, теперь приходится преодолевать с полутонным прицепом.

В особенно сложных местах техника не выдерживает удара по бездорожью: два раза “разуваемся” то есть теряем покрышки, лопнула рулевая тяга (благо у нас была запасная), раз пять отрывается заплата на колесе. И все это на участке примерно в километр длиной! А моему квадрику сорвало бревном металлический лист защиты дна и теперь любой камень может пробить картер. Постоянно приходится лебедиться на крутых разбитых склонах. Наконец болота пройдены, но времени потеряно слишком много. Начинает смеркаться и холодать, а плотные облака лежат на земле, словно пришитые ледяным дождем. Капли бьют по лицу, как мелкая дробь. Приходиться включать фары, но толку мало и лучи лишь упираются в туман. Благо тропа от ливней превратилась в сплошную реку и теперь с нее сложнее сбиться. Разливаем из канистр последний бензин: с прицепом топливо летит быстрее. По дороге мы оставляли заначки, но до них еще надо доехать. Только бы больше ничего не сломалось! Поставить палатку и развести костер в голой тундре в таких условиях мы не сможем, поэтому надежда только на избушку Олега. По нашим расчетам она ужа должна быть рядом, но долины сменяются перевалами, а ее все нет. На том участке пути я шел первым и, наконец, уже ближе к полуночи мне показалось, что в свете фар мелькнуло темное пятно. Наконец-то избушка! Эта сырая продуваемая коморка метра 3 на 4 показалась нам средоточием всех благ земных, когда, чуть не вырвав дверь, мы ввалились внутрь. Первые полчаса мы просто стояли, окружив горячую буржуйку и оттаивали. В полутьме домика кроме нас и хозяина еще пять человек, наших недавних соседей-пешеходов по лагерю у Плато. Олег отдает нам свою “койку” – деревянные палати размером с вагонную полку, а сам вызывается следить ночью за печкой. Хочется улечься, но сначала надо еще раз выйти наружу за спальниками. Ветер разбушевался так, что домишко вздрагивает и скрипит. Крючок не выдерживает, и приходится забить дверь доской с гвоздями. За весь день ни разу так и не поели, но от усталости и от того, что консервы уже надоели, голода не чувствуется. Кое-как скрючиваемся поперек полки, подложив под ноги канистры и решаем, что с первым светом надо ехать.

Утром седьмого дня ярко светит Солнце и на небе ни облачка! Спасибо тебе, Олег за приют! Спускаемся в долину к месту нашей старой стоянки на берегу реки Пуспия и решаем устроить день отдыха и просушки. Листва на деревьях начинает ржаветь, в этом году ранняя осень. За день успеваем выспаться, помыться и подлатать технику. Сухой спальник… как мало человеку надо для счастья!

На следующий день снова ясно. Не иначе бабье лето. Благополучно спускаемся со Стены и подбираем потерянный фаркоп. За день проходим с полсотни километром почти без приключений. В активе две порезанные шины, несколько переворотов и треснувшее ребро. Так что теперь на сложных участках нам не дают скучать еще и стоны пострадавшего. На минуту останавливаемся на перевале Дятлова для фото на память и едем дальше. Цель – избушка в кедровом лесу.

До избушки добираемся уже в темноте. К счастью она пуста, и я первым делом пробираюсь по звуку к ручью за водой. Вскоре шумит чайник и греется варево из остатков консервов. Эх, крепка Советская власть, на каждой станции кипяток! Со спальными местами опять напряг так как пострадавшему приходится выделить полку на одного, ну, а мы втроем ютимся на второй. Но настроение, приподнятое ведь до Вижая, где нас ждет грузовик, всего около сотни километров. По сравнению с той, что была, дорога впереди - просто автобан.

Утром быстро собираемся. Уже то, что это последние сборы в этой экспедиции придает силы. Вообще же, упаковка скарба, пожалуй, самая неприятная и нудная процедура, когда вещи поутру не хотят сотрудничать и никак не лезут в чехлы и кофры, откуда их вчера достали. Хуже упаковки – только распаковка: после дня пути все баулы покрыты толстым слоем грязи, а установка палатки вообще требует сноровки человека-паука. Но, наконец, все упаковано, и мы трогаемся. Через несколько часов добираемся до реки Ауспия. В этом месте это уже не ручеек, но полноводная от дождей горная река. Долго прикидываем как лучше переправляться и меряем русло, и все же первый квадрацикл прочно садится по самый руль. Тянем-потянем, но все бесполезно. Не успели мы, как следует испугаться, как на противоположном берегу появляется уазик, который благополучно всех нас по очереди перетягивает. Благодарим ребят и едем дальше. Почти перед самой базой еще одна большая река – Вижай. И здесь та же история: как только наш первопроходец безнадежно застревает посреди русла и заливает вариатор, на другом берегу появляется кавалькада уазиков, которые нас вытаскивают. Вообще с переправами нам повезло, учитывая, что других машин мы в этот день не встречали. Выливаем из сапог ледяную воду, срываем по горсти шиповника с ближайшего куста и летим дальше.

До базы добрались в сумерках и сразу же загоняем квадроциклы на Камаз. Андрей, водитель грузовика уже, похоже, не надеялся нас увидеть и, когда мы находим его на берегу реки с удочкой, отступает на шаг и некоторое время испуганно смотрит на наши обросшие физиономии и грязные комбинезоны и только потом, вдруг, радостно бросается навстречу. Наскоро спаласкиваемся в реке и в ночь выезжаем в Екатеринбург. Несмотря на усталость от целого дня пути желания провести еще ночь в спальниках на базе ни у кого нет. За рулем по очереди и вот с рассветом десятого дня – Екатеринбург.     

Ярослав НЕМИРОВСКИЙ (это 13 кадров из 50-и . )